БОЛЕЕ 44 800 РЕСТОРАНОВ И 112 СТРАН

Юрий Гургов: "Штурм Эвереста – это за гранью человеческих возможностей"

О чем думаешь, оказавшись на Эвересте, из-за чего последние 648 метров проходишь за девять часов, что самое страшное в восхождении на самую высокую точку мира и почему спуск с вершины тяжелее, чем штурм – рассказал Юрий Гургов.



Схема «у меня есть деньги, хочу заплатить и поехать на Эверест» не работает. Восхождение на Эверест – это смертельно опасно, а жертвы никому не нужны. Если хочешь поехать в экспедицию, например, с Клубом «7 вершин», тебе на два года вперед распишут программу, чтобы набрать необходимый высотный опыт. Как правило, начинают с Эльбруса, затем Килиманджаро и Аконкагуа – это семитысячник.

Ты можешь накачать бицепс, начать бегать, стать выносливее, но переносить высоту – это не натренировать. У Валдиса Пельша есть фильм «Ген высоты, или как пройти на Эверест». Дело не в страхе, а в особенностях организма – либо он переваривает высоту, либо нет. Органы отказывают – отек мозга, отек легких. Есть масса примеров, когда люди с отеком легких спускаются с 4000 метров, они даже до Эльбруса не доходят. На высоте развивается все очень быстро, по часам. Единственный рецепт – спуститься. И если не успеваешь, то все.

Любое высотное восхождение как диагностика здоровья. Если у тебя есть какие-то особенности, о которых ты даже не подозреваешь, то на высоте они 100% проявятся. Конечно, перед экспедицией ты проходишь полную проверку, но это не гарантия. Бывали примеры, когда у людей с идеальным здоровьем на высоте случались приступы эпилепсии. Там организм реально выворачивается наизнанку, он задействует абсолютно все ресурсы. И врач в экспедиции – это не панацея.

Наша группа очень сильных спортивных людей напоминала пикник туберкулезного диспансера. Ведь основная проблема в горах – высотный кашель из-за очень разряженного воздуха. Хотя все в отличной физической форме, некоторые даже ультра-марафоны бегали.

Базовый лагерь – 5200 метров, это много. На этой высоте организм уже не восстанавливается и сажает «батарейку», там тяжело. Поэтому сразу прилететь из Москвы на 5200 нельзя, все может закончиться летальным исходом. Экспедиция прилетает в Катманду, это около 2000 метров над уровнем моря. Потом внутренний перелет в Лхасу, это уже около 3500 метров. По факту ты в базовый лагерь попадаешь после прилета в Катманду где-то на седьмой день.

На старте у тебя есть 100% заряда, как на телефоне. Это твоя подготовка, тренировки. Ты уехал – и твоя внутренняя батарейка все время сажается. Организм на высоте свыше 4000 метров не восстанавливается. Как в обычной жизни – пришел, поспал, позавтракал и утром на новые свершения – такого не будет. В лучшем случае твоя батарейка разряжается медленнее. И успех мероприятия зависит от того, хватит ли тебе заряда до самого конца или нет.

7000 метров, Северное седло – точка отсечения. Это не для красного словца, это жизнь – если организм не тянет, тебе нечего делать выше. Надо дойти до этой высоты, переночевать без кислородного баллона и спуститься опять на 5200. Кто не смог – дальше не идет. Без баллона, потому что организм должен справляться сам, быть акклиматизированным. Кислород дает карт-бланш, это как небольшой допинг, но если организм не готов, то кислород не поможет. Умрешь и все. Поэтому выход на Северное седло – ответственное дело. Все понимали: если ты туда нормально не заходишь, для тебя экспедиция заканчивается.

Северное седло – это технически тяжело. Похоже на стену из «Игры престолов», которую там охраняли. Доходишь до лагеря 6400, набираешь метров 200 высоты и упираешься в эту стену. И по ней надо достичь 7000 метров, переночевать и потом спуститься.

Штурм Эвереста – это за гранью человеческих возможностей. Штурм начался ночью в 23 часа с высоты 8300 и на вершине я был в 8 утра 19 мая 2018 года. До этого ты отдыхаешь в палатке где-то с 16.00, просто лежишь. Знаете, почему ночью подниматься легче? В темноте ничего не видно и нет так страшно. Это правда. Весь маршрут состоит из скальных участков – тропинка 25-35 сантиметров шириной. Тут скала, а тут пропасть, и ты не просто идешь по этой тропинке: где-то надо пролезть, тут подтянуться, здесь закрепиться.

95% всех неприятностей случается на спуске с Эвереста. Люди в погоне за вершиной доходят до нее, выкладываясь на все 100%, и все – назад сил нет. Считается, на восхождение ты должен потратить максимум 30% сил, потому что оставшиеся проценты уйдут на спуск.

Если заночуешь на высоте 8300 – не проснешься. Поднялся на вершину – спускайся на высоту 6400 метров, потому что все, что выше – неприемлемо для жизни. Нельзя человеку находиться на такой высоте, организм с этим не справляется, наступает отек мозга.

Казалось бы, всего 648 метров до вершины. И почему на это ушло девять часов? Во-первых, это технически сложно, на этом пути есть, так называемые, три ступени Хилари – три скалы, через которые надо перелезть. Это совсем не пешеходный маршрут. Во-вторых, передвижение на высоте – это медленный процесс. Сделал шаг, стоишь, дышишь. Еще бывают очереди: тропинка узкая, идут восходители и кто-то встал, либо плохо стало, либо просто медленно ходит. Ты его не можешь обойти. Это серьезная проблема на Эвересте.

99,9% рассказов, что, достигнув вершины Эвереста, наслаждаешься видом, стоишь, медитируешь – это ложь. Ни о каких красотах ты там вообще не думаешь. Единственная мысль человека, который там оказался, – надо срочно спускаться. Потому что понимаешь – время работает против тебя, заканчивается кислород. Ты четко осознаешь: если хочешь жить – надо уходить. Да и потом – там очень холодно, сильный ветер, там невозможно долго находиться. Я пробыл около пяти минут на вершине мира.

Перед нами шла группа поляков из пяти человек. И один из них ослеп. Мы встали примерно на час – у меня возникли серьезные риски, до лагеря кислорода могло не хватить. По факту я дошел на последних каплях. Это был самый страшный момент. Все происходило на спуске с вершины на уровне второй ступени Хилари.

У людей на фоне высоты сносит крышу. Люди теряют самоконтроль, осознание реальности, начинаются галлюцинации. Все это ведет к трагическим ситуациям. Очень важно не терять фокус, быть в себе, постоянно контролировать себя. Я думал лишь о том, сколько кислорода у меня осталось, сколько литров, какой расход, на сколько часов хватит. Есть цель – вершина, а дальше стратегия – слушать организм.

Умирать я не собирался. Гора стояла и дальше будет стоять. Ведь удачное восхождение – не в том, что ты достиг вершины, а когда ты с нее спустился. Если бы я понял, что мне не хватает ресурса, чтобы дойти до конца, значит надо разворачиваться. Я все время прислушивался к организму. Все прошло в штатном режиме.

Для меня Эверест – это тест-драйв самого себя. Я его прошел, и это круто. Да, я горжусь собой, но это не публичная гордость. Мне это не нужно, не хочу никому ничего доказывать. Я играю в своей лиге, и это восхождение – в первую очередь для меня лично. Возможно, это станет чем-то вроде семейной реликвии, примером для детей, внуков, примером волевых качеств, которые можно в себе развивать.

Восхождение на Эверест – это серьезная игра на выживание с огромными рисками в ней не выиграть. Меня поддерживало очень много людей – семья, близкие, друзья, коллеги. Тем, кто собирается на Эверест, советую для начала избавиться от вредных привычек, серьезно заняться физкультурой.

Когда возвращаешься из таких экспедиций, у тебя начинается всплеск активности, появляются идеи, на многие вещи ты смотришь по-другому. Бизнес – это проявление лидерских качеств, настойчивости, упорства. Если человек в состоянии реализоваться в горном восхождении, в частности, такого масштаба как Эверест, его шансы реализовать себя в бизнесе очень высоки. Это все звенья одной цепи.

Продолжение


все новости
На данном сайте используются профильные cookies-файлы, способствующие лучшему использованию сайта. Спасибо, что вы здесь!